Семья и дети
Кулинарные рецепты
Здоровье
Семейный юрист
Сонник
Праздники и подарки
Значение имен
Цитаты и афоризмы
Комнатные растения
Мода и стиль
Магия камней
Красота и косметика
Аудиосказки
Гороскопы
Искусство
Фонотека
Фотогалерея
Путешествия
Работа и карьера

Детский сад.Ру >> Электронная библиотека >> Книги по педагогике и психологии >>

Глава третья. Прогрессирующая относительность понятий


Ж. Пиаже. "Речь и мышление ребенка"
Государственное учебно-педагогическое издательство,
Москва - Ленинград, 1932 г.
OCR Detskiysad.Ru
Книга приведена с некоторыми сокращениями

Итак позволь, — добавил Сократ, — расспросить тебя несколько подробней, чтобы лучше дать тебе понять, чего я хочу. Если бы я тебе сказал: «Послушай, брат, поскольку он брат, то есть ли он или не есть чей-нибудь брат?»— Он чей-нибудь брат, — ответил Агатон. — Не есть ли он брат брата или сестры? — Несомненно.
Платон, «Пир».

Предшествующая глава дала нам возможность убедиться в большом значении логики отношений, ибо такое простое отношение, как такое, которое обозначается словом «брат», создает еще непобедимые трудности для ребенка от 9 до 10 лет. Далее мы снова увидим, что детский реализм, т. е. как раз неспособность понимать относительность понятий, является одним из главнейших препятствий к развитию детского рассуждения. Этот реализм мешает ребенку подняться путем постепенных дедукций выше непосредственной действительности, которая для примитивного ума состоит из ряда несвязанных друг с другом частных случаев.
Прежде чем перейти к изучению этих последствий peaлизма, следует, может быть, снова рассмотреть факты, полученные не путем искусственных тестов, а путем наблюдения над непосредственным опытом ребенка. Для этого мы прежде всего попытаемся проверить гипотезы, высказанные по поводу теста о 3 братьях, опрашивая детей от 4 до 12 лет о их собственных братьях и сестрах. Мы изучим на тех же самых детях эволюции понятий о правой и левой стороне, что очень интересно с точки зрения логики отношений, потом, во второй части этой главы, мы изучим определение понятий семьи и страны.

НЕКОТОРЫЕ ТЕСТЫ, ОТНОСЯЩИЕСЯ К ЛОГИКЕ ОТНОШЕНИЙ

После некоторого количества индивидуальных расспросов детей оказывалось, что качество полученных результатов всегда бывало достигнуто в ущерб количеству, а потому гипотезы, которые мы предложили при изучении теста о 3 братьях, требуют проверки путем несколько больших статистических данных. Для этого мы исследовали более 200 детей от 4 до 12 лет (из коих 180 имели братьев и сестер), пользуясь в качестве техники приемом теста, т. е. задавая известное число всегда одних и тех же вопросов в раз установленном порядке (что не исключает, конечно, проверки того, хорошо ли понял ребенок вопрос, чтобы исключить ответы, обязанные своим происхождением простому невниманию, а не ошибке в логике).
В самом деле, три вывода, к которым мы пришли, требуют проверки этим статистическим приемом.
Прежде всего мы уже показали на нескольких примерах, что при расспросах ребенка о его собственных братьях и сестрах даваемые им ответы содержат ошибки, свидетельствующие о тех же трудностях рассуждения, какие влечет за собой тест о 3 братьях. Поэтому следует постараться определить, до какой степени это явление имеет общий характер и соответствует ли в известной мере возраст, в который оно происходит — принимая во внимание словесные трудности — возрасту, когда дети не справляются с тестом Бинэ и Симона.
Мы истолковали эти трудности, как результат эгоцентризма мысли ребенка: ребенок рассуждает всегда со своей точки зрения, не умея стать на точку зрения своих братьев и сестер. Эта причина очевидна, когда речь идет о собственной семье ребенка, но мы распространили эту причину и на случаи, в которых ребенок говорит о какой-нибудь другой семье, чей состав ему описывают, и по поводу которой его заставляют рассуждать. Следует подтвердить, что здесь имеются трудности одного порядка, показав, например, что правильное решение вопроса о собственной семье ребенка и вопросов о какой-нибудь абстрактной семье — соотносительны, т. е. даются в одном и том же возрасте.
Наконец мы распространили это объяснение неспособности ребенка оперировать суждением об отношении, применяя это объяснение к понятиям, на первый взгляд чуждым всякому влиянию эгоцентризма, таким, как понятие цвета и т. д. Следует поэтому, изучая такие отношения, как правая и левая сторона, показать, что эволюция этих отношений обрисовывается в соответствии с линией логической структуры, той линией, которую можно наблюдать в эволюции отношений брата и сестры.
Мы попытаемся дать эти три рода подтверждений:

§ 1. Техника опытов и количественные результаты

Мы исследовали индивидуально около 240 детей в возрасте от 4 до 12 лет; из них 100 девочек. Мы им задали 12 следующих вопросов в таком порядке:
I. Братья и сестры.
1. Сколько у тебя братьев? А сестер? (допустим, что у ребенка имеется брат А и сестра Б). Сколько братьев у А? А сестер? А ролько братьев у Б? А сестер? и т. д.
2. Сколько братьев имеется в семье? А сестер? Сколько всего братьев и сестер?
3. В одной семье имеется три брата — Август, Альфред и Ремон. Сколько братьев у Августа? А у Альфреда? А у Ремона?
4. Ты брат (или сестра)? Что такое брат или сестра (в зависимости от пола ребенка)?
5. У Эрнеста 3 брата — Поль, Анри и Шарль. Сколько братьев у Поля? А у Анри? А у Шарля?
6. Сколько братьев в этой семье?
II. Левая и правая стороны.
7. Покажи мне свою правую руку. Левую. Покажи мне правую ногу. Левую.
8. Покажи мне левую руку. Правую. Покажи мне левую ногу. Правую. (Эти вопросы задаются экспериментатором, сидящим лицом к лицу с ребенком.)
9. (Кладут на стол перед ребенком монету с левой стороны от карандаша по отношению к ребенку.) Находится ли карандаш слева или справа? А монета?
10. (Ребенок находится лицом к лицу с экспериментатором, который имеет в правой руке монету, а на левой руке браслет.) Ты видишь эту монету. Где она у меня, в левой или в правой руке? А этот браслет?
11. (Ребенок находится перед тремя предметами, положенными рядом: слева карандаш, ключ посредине, монета справа.) Где карандаш, слева или справа от ключа? А монета? Ключ слева или справа от монеты? Слева или справа от карандаша? А монета, слева или справа от карандаша? А от ключа? (Всего шесть ответов.)
12. (Те же вопросы по поводу трех предметов, положенных перед ребенком как и раньше: ключ слева, бумага посредине, карандаш справа, но на этот раз дают смотреть на предметы в течение полминуты, потом их прикрывают тетрадью и записывают ответы.) Говорят ребенку: «Внимание! Я тебе покажу три вещи, но только на одну минуту. Ты хорошенько посмотришь на них, а затем мне скажешь, как они расположены. Внимание!.. (Опыт)... Ну, а теперь скажи, где ключ слева или справа от бумаги? А от карандаша? и т. д.
При обработке ответов не допускается никакой ошибки. Каждое из 12 испытаний считается удавшимся только в том случае, если все частные ответы даны правильно (причем, разумеется, принимается в расчет лишь окончательный ответ; если, например, ребенок не поправляет себя тотчас же после того, как сделал ошибку, вызванную невниманием). Таким образом полуошибки в счет не принимаются. Действительно, в вопросах о правой и левой стороне, если ребенок отвечает наугад, у него имеется один случай из двух ответить правильно. В вопросах относительно братьев и сестер, равным образом, для него много шансов ответить правильно, даже если он отвечает невнимательно. Таким образом каждое испытание, в котором правильно решены только один или два частных пункта, рассматривается, как неудавшееся; например, если второй и четвертый из шести пунктов одиннадцатого теста решен правильно, то испытание № 11 считается не удавшимся, за исключением, конечно, того случая, когда ребенок сам себя поправляет. Конечно, нужно работать не торопясь, чтобы исключить возможность невнимания, и в случае усталости разбить испытание на две и на три части. Сверх того, не нужно задавать маленьким детям вопросов, которые очевидно трудны для их возраста (исключая детей особенно способных). Что касается 4-го вопроса, то дли того, чтобы считать его удавшимся, нужно, чтобы ребенок сказал в той или другой форме, что братом может быть тот, который имеет сам брата или сестру. Само собой разумеется, что тесты № 1 и № 2 не предлагаются детям, единственным в семье.
Обыкновенно мы считали испытание удавшимся для данного возраста, если по крайней мере 75% всех детей этого возраста отвечали правильно.
Мы надеялись найти тест одновременно и для определения способностей и возрастной тест, классифицируя ответы по методу процентных отношений; но два факта помешали нам в этом. С одной стороны, у нас не было достаточного количества детей, чтобы установить однородное процентное отношение, но, главное, мы констатировали, что между результатами тестов от первого по шестой и тестов от 7 по 12 нет соотношения. В зависимости от возраста соотношение приблизительно варьирует от 0 или даже от 0,2 до 0,5. Отсюда следует заключить, что эти тесты не следует безоговорочно употреблять, как тесты для определения способностей, и что каждый ответ обусловливается личными обстоятельствами (количество братьев и сестер испытуемого и т. д.). Однако само собой разумеется, что если ограничиться, как мы это собираемся сделать, извлечением из этих результатов только одних чисто-статистических выводов, то употребление этих тестов вполне законно. Из того, что не имеется соотношения между индивидуальными ответами, вовсе не следует, что следует отказаться от констатирования того, что в среднем тесты первый и пятый или тесты восьмой и десятый, которые, будучи взяты попарно, имеют одно и то же логическое значение, удаются соответственно в те же возрасты: десять лет для теста 1-го, 5-го и 8 лет для теста 8-го и 10-го.
Теперь перейдем к анализу полученных результатов.

§ 2. Братья и сестры

Первое, что следует констатировать, это то, что наши тесты, относящиеся к понятию брат и сестра, представляют собою именно воврастные тасты, т. е. что процент правильных ответов, данных по поводу каждого вопроса, правильно увеличивается вместе с возрастом.
Что касается особенно интересующего нас теста № 1, который содержит трудность, аналогичную той, какая находится в тесте Бинэ и Симона о 3 братьях, то он решается всеми испытуемыми лишь в 12 лет, а в 10 лет всего 75% их. Излишне возвращаться к качественному анализу неверных ответов: во всех наблюденных случаях эти ответы идентичны тем, которые мы цитировали в главе второй, в § 3 (Рауль, Жак и т .д.).
Таким образом до 10 лет 75% детей неспособны сказать, сколько братьев и сестер имеют их собственные братья и сестры, ибо они не умеют отрешиться от своей собственной точки зрения. В 8 лет лишь половина детей может найти правильный ответ. Здесь мы находим прекрасное подтверждение логического значения теста Бинэ и Симона.
Что касается вопроса № 2 (число детей в семье), то он, очевидно, гораздо легче предшествующего, потому что он правильно разрешается, начиная с 7 лет, в 75%. Большая разница между вопросами 1-м и 2-м подтверждает таким образом полезность различения между логикой классификации (суждение о принадлежности) и логикой отношения и показывает, насколько оперирование суждением принадлежности легче, чем пользование суждением об отношении. В самом деле, ребенок гораздо чаще становится на точку зрения всей семьи целиком, засчитывая и себя в качестве брата, чем на точку зрения каждого из своих братьеш и сестер. Следует, однако, заметить, что еще до 10 лет встречается немало ошибок, обязанных тому обстоятельству, что ребенок сам себя не считает среди братьев и сестер (что составляет одну из наиболее известных форм реалистической иллюзии детей).
Любопытно, что не всегда те дети (это наблюдается у малюток), которые правильно отвечают на вопросы 1-й и 2-й, иначе говоря, дети, разрешающие тест № 1, разрешают тест 2; по крайней мере это безусловно верно по отношению к маленьким детям. Начиная с 7—9 лет дело уже обстоит иначе. Но только в 10 лет дети способны одновременно сказать, сколько братьев и сестер в семье и сколько братьев и сестер имеет каждый из них. Скомбинированные между собой эти два теста 1-й и 2-й вызывают те же трудности, что и тест Бинэ и Симона о 3 братьях. А так как этот последний тест равным образом решается только в возрасте от 10 до 11 лет, то мы можем заключить, что наш анализ материалов, полученных путем этого теста, правилен. Это впечатление будет еще более отчетливым, если мы теперь перейдем к изучению ответов, которые дает ребенок, когда его спрашивают о чужой семье при помощи тестов 3, 5 и 6. Вопрос 5-й, имеющий ту же логическую структуру, как и вопрос 1-й (сколько братьев у X и Y и т. д.), дает совершенно схожие результаты. Он решается тоже в 10 лет. Ниже 7 лет, однако, он дает худшие результаты, чем вопрос № 1, что естественно, так как он ставит ребенку более трудные задачи для приспособления: новые имена и т. д. После 7—8 лет эти сопутствующие обстоятельства не играют больше роли,— остается одна логическая трудность, подобная трудности теста № 1.
Что касается вопроса № 6, то он, наоборот, более труден, чем вопрос № 2 и решается лщнь в 10 лет, как вопрос 8-й, а не в 6 лет, как вопрос № 2. Это понятно. Прежде чем ребенка стали расспрашивать, он часто думал о вопросе № 2 (число детей в его семье), независимо от точки зрения каждого из его братьев. Наоборот, вопрос № 6 требует, с одной стороны, известного приспособления (к новым именам и т. д.), но особенно требует, чтобы ребенок произвел общий счет братьев в зависимости от того, что он узнал по поводу вопроса № 5. Он не будет таким образом непосредственно считать отдельных лиц, как он это делает для своей собственной семьи (суждение принадлежности), но будет принужден построить суждение о принадлежности из суждений об отношении теста 5-го. Это-то построение и составляет трудности теста 6-го.
Тесты 5-й и 6-й, рассматриваемые вместе, снова воспроизводят трудности теста Бинэ и Симона: и снова они удаются лишь в возрасте 10 лет. Наоборот, тест 3-й решается, начиная с 8 лет. Он таким образом легче, чем тест 5-й, и даже, что любопытно, чем тест 1-й. Единственное объяснение этому факту по-нашему следующее: что касается теста 1-го, ребенку труднее стать на точку зрения своих братьев, чем на точку зрения 3 братьев теста 3-го, потому что, когда речь идет о его собственной семье, ему недостаточно стать на точку зрения других, ему нужно еще смотреть на самого себя с точки зрения других, что вдвойне трудно. Пользуясь тестом 5-м, ребенка сразу помещают на привилегированную точку зрения, а именно на точку зрения Эрнеста. Трудность таким образом в некотором роде аналогична трудности теста 1-го: эти обстоятельства могут объяснить, почему тест 3-й, не предполагающий этих специальных трудностей, сказывается легче, чем тесты 1-й и 5-й.
Как бы то ни было, уже одна аналогия результатов тестов 1-го, 5-го и 6-го способна подкрепить наши объяснения главы II. Рассуждения ребенка, когда речь идет о чистых логических задачах, как в тесте Бинэ и Симона о 3 братьях, объясняется привычками ума, приобретенными ребенком в отношении своих собственных братьев и сестер.

§ 3. Определение слова «брат» (или «сестра»)

Нам остается проделать еще последнее проверочное испытание. Если трудности, указанные выше, зависели от неспособности оперировать логикой отношений, то в самом определении слова «брат» должно снова встретиться это отсутствие относительности. Это нам и покажет тест 4-й.
В этом отношении нужно прежде всего заметить, что первая часть вопроса («ты сам брат?») не представляет трудности, начиная с 4—5 лет. Но только лишь в 9 лет получается правильное определение, т. е. такое, которое в той или иной форме содержит ту идею, что для того, чтобы быть братом, нужно иметь брата или сестру.
Простейшие определения гласят, что брат — это мальчик.
Например: Жо (5 лет) полагает, что брат «это маленький мальчик».— Все мальчики братья?— Да.— У папы есть брат? Да, и сестра.— Почему твой папа брат?— Потому что это мужчина.
Ло (5 лет):— Сестра — это девочка, которую знаешь.— Все маленькие девочки, которых ты знаешь, все сестры?— Да, а мальчики — братья.
Ба (6 л. 10 м.): «Сестра — это девочка.— Все девочки сестры?— Да.— А я, я сестра?— Нет. А почему ты знаешь, что я не сестра?— Я не знаю.— Но ведь у меня есть сестра,— что же, я не сестра?— Да.— Что же такое сестра?— Девушка.— Чтобы быть сестрой, что нужно иметь? Не знаю. (У Ба есть две сестры и брат).
Пи (6 лет):— Брат — это мальчик.— Все мальчики братья?— Потому что есть такие, которые маленькие.— А когда маленький, то это уже не брат?— Нет, брат только тогда, когда большой.
Этот последний случай тем более любопытен, что Пи только что сказал, что он сам не брат.— Почему же?— Потому что у меня нет других. Потому что я один.— Он таким образом как будто бы внутренне знает, что такое брат, но он не осознал в надлежащей степени необходимых признаков, чтобы быть братом в такой степени, чтобы дать определение. В подобных случаях мы, разумеется, отмечаем как правильный ответ на вопрос 4-й. Однако то обстоятельство, что Пи не умеет оперировать понятием брат так же, как и не умеет его определить, показывает хорошо, что осознание, вызываемое определением, есть полезный признак. На вопрос 3-й Пи, например, отвечает, что у Августа может быть два брата, у Альфреда — три и у Ремона — 4. На пятый вопрос Пи отвечает, что у Поля было, может быть, 3 брата, а у Анри — 1, у Шарля — 4 и что всего (вопрос 6-й) было 3 брата в семье.
Соб (7 лет) полагает, что все мальчики братья.— У твоего папы есть брат?— Да, когда он был маленький.— Почему твой папа был братом?— Потому, что он был мальчиком.— Ты знаешь брата твоего отца?— У него нет брата (ни сестры).
Кан (7 л. 6 м.):— Это мальчик.— Все мальчики братья?— Да.— Твой отец брат?— Нет.— Почему?— Потому что это господин. - Твой папа не брат?— Нет.— Почему?— Потому что он был то же самое, что маленькие мальчики.
Бо (8 лет):— Брат, но ведь это мальчик, это тоже некто.— Все мальчики братья?— Да.— И потом есть еще двоюродные братья, и потом племянники. — У твоего папы есть брат? —Да.— Он брат?— Да.— Почему твой папа брат?— Не знаю.— Что же нужно для того, чтобы быть братом?— Не знаю.— Это трудно.
По (8 л. 6 м.):— Сестра — это девочка.— Все девочки сестры? Да.— Ты уверена?— Сестра—это девочка.— А разве нет девочек, которые не были бы сестрами?— Нет.
Пон (9 лет) считает также, что все мальчики братья.
X (10 лет) то же самое и т. д.
Другой этап в определении наблюдается у испытуемых, которые знают, что для того, чтобы быть братом, нужно, чтобы было несколько человек в семье; эти испытуемые не дают всем детям одного и того же титула.
Со (8 лет) не знает, брат ли он (единственный ребенок). «Брат — это когда у кого-нибудь есть ребенок, и вот ребенок, который идет потом, это брат». Со не умеет решить ни вопрос № 5, ни вопрос № 6. Вопрос № 3, наоборот, решается правильно.
Галь (9 лет):— Когда имеется мальчик и другой мальчик, то их двое.— Твой папа брат?— Да.— Почему?— Потому что он родился вторым.— Тогда что же такое брат?— Это мальчик, который приходит вторым.— Тогда значит первый не брат?— Ах нет.— Называют братом второго брата, появляющегося на свет.
Эти ответы хорошо показывают отсутствие относительности слова «брат». Встречаются другие случаи ложных определений, но не имеющих логического интереса, ибо они попросту неполны.
Кур (9 лет):— Брат — это маленькая особа, которая живет с нами.— Все мальчики, которые с тобой, значит братья?— Нет. Это мальчик, который всегда с нами.
Пон (9 лет):— Брат — это мальчик, который находится в той же самой квартире.— В этих случаях следует конечно расспрашивать ребенка дальше, чтобы убедиться, не осознал ли он иными путями, что речь идет о детях одной и той же семьи.
Что касается правильного определения, то это такое, которое заключает в себе идею, что для того чтобы имелись брат или сестра, нужно чтобы в одной семье было по крайней мере двое. Очень часто ребенок знает это, но не может выразить это сразу. В таких случаях нужно достигнуть того, чтобы ребенок выявил свою мысль. Начиная с 7 лет, подобные правильные определения даются в значительном количества (шриблизительно 60 %).
Ми (7 л. 6 м.):— Брат — это мальчик.— Все мальчики братья?— Да.— Мальчик, который один в семье, брат ли он?— Нет.— Почему ты брат?— Потому что у меня есть сестры.— А я, я брат или нет?— Нет.— Как ты это знаешь?— Потому что вы мужчина.— У твоего папы есть ли братья?— Да.— А он сам брат?— Да.— Почему?— Потому что у него был брат, когда он был маленький.— Скажи мне, что такое брат?— Это, когда есть несколько детей в семье.
Мы может быть произвели на ребенка нажим, задавая ему, вопрос:— Мальчик, который один в семье, брат ли он? Но вот другие случаи:
Фаль (7 лет):— Все мальчики братья?— Да,— Все?— Нет. Есть такие, у которых нет сестер. Чтобы быть братом, нужно иметь сестру.
Фа (7 лет):— Все мальчики братья?— Нет.— Что нужно, чтобы быть братом?— Нужно быть двум мальчикам вместе, мама и два мальчика.
Сет (7 лет):— Брат — это маленький мальчик, у которого есть еще маленький мальчик с ним.
Рей (10 лет):— Брат, ну, это когда имеется двое детей.
Берн (10 лет):— Брат — это родство. Мальчик родственник другого. Любопытно, что здесь не наблюдается чувствительной разницы между единственными детьми в семье и другими.
Хотя эти определения и не зависят непосредственно от суждения об отношении, но все же дают нам полезные проверочные данные, показывая, что сознание относительности понятия «брат» приобретается весьма медленно. Вначале понятие «брат» нисколько не относительно. Понятие «брат», подобно понятию «мальчик», употребляется в абсолютном смысле. Во второй стадии относительность уже замечается, но ребенок еще приводит специальные указания, считая братом только одного ребенка в семье, что мешает какой бы то ни было действительной относительности. Очевидно, впрочем, насколько эта вторая стадия интересна для нас, поскольку она нам позволяет догадываться о причинах странных вычислений, которым предаются дети первого и четвертого типа при решении теста Бинэ и Симона о 3 братьях. Если ребенок не считает всех мальчиков одной и той же семьи братьями, то вполне естественно, чтобы каждый из братьев не имел того же числа братьев, что другие. По крайней мере в подобных усложнениях понятия «брат» имеется достаточная причина, чтобы помешать всякому правильному суждению об отношении. Наконец, тот факт, что правильное определение в среднем получается лишь в 9 лет, объясняет нам, почему только после этого вопроса такие простые тесты, как 4 и 5, разрешаются правильно.

§ 4. Левая и правая сторона

Теперь следует постараться найти третье из тех подтверждений, которые мы ожидали найти, и посмотреть, является ли прогресс, обнаруживаемый ребенком в оперировании таким отношением, как правая и левая сторона, также результатом прогрессирующего уменьшения эгоцентризма мысли, как это мы наблюдали по поводу понятия «брат». Мы попытаемся сделать это, показав, что приобретение понятия правой и левой стороны, как понятий относительных, проходит через три стадии, соответствующие трем стадиям «обезличивания» или трем прогрессивным стадиям социализации мысли: первая стадия (5—8 лет), когда левая и правая сторона рассматриваются только с собственной точки зрений; вторая (8—11 лет), когда они рассматриваются с точки зрения других и собеседника; наконец, третья стадия (11—12 лет) отмечает момент, когда левая и правая сторона рассматриваются еще и с точки зрения самих вещей. И вот, как читатель видит, эти три стадии как раз отвечают трем социальным стадиям, которые мы перед тем установили: возраст от 7 до 8 лет сопровождается уменьшением примитивного эгоцентризма, а возраст 11 — 12 лет появлением формальной мысли, которая рассуждает сразу со всех точек зрения. Но перейдем к фактам. Известно на основании теста Бинэ и Симона, что возраст, когда ребенок может показать свою левую руку и свое правое ухо — это 6 лет. Но не следует полагать, что в этом возрасте левая и правая сторона известны, и употребляются в качестве отношений. Очень возможно, что эти понятия еще абсолютны, что имеется, иначе говоря, левая и правая сторона «в себе», как для греков имелся «верх» и «низ», независимо от притяжения. Эти абсолютные левая и правая стороны естественно определяются собственным телом ребенка и большая работа приспособления остается необходимой для того, чтобы ребенок дошел до понимания, что может существовать, во-первых, правая и левая для каждого лица, и во-вторых что и сами предметы могут быть налево или направо одни от других, занимая в то же время определенное положение по отношению к нам.
Опыт показал нам это очень ясно. Мы начали с того, что стали искать, в каком возрасте ребенок знает свою правую и свою левую стороны. (Тест 7-й.) В Женеве, в простонародной среде, где мы работали, это — 5 лет (если мы будем соблюдать обычное правило о 75%). Но следующий факт доказывает с полной очевидностью, что в этом возрасте левая и правая сторона — только название известной руки и известной ноги ребенка, и что ребенок еще не способен поставить эти понятия в соотношение с различными точками зрения собеседника: когда экспериментатор садится перед ребенком, и ему задает вопрос: «покажи мне левую руку» и т. д. (тест 8-й), то около 3/4 детей 5 лет на это не способны правильно ответить. Этот тест удается только в 8 лет. Ввиду важности вопроса мы считали необходимым проконтролировать этот результат путем другого теста. Действительно, тест 10-й содержит как раз ту же задачу, но иначе выраженную. И он также удается в 8 лет. Можно таким образом допустить, что ребенок способен стать на точку зрения других в том, что касается левой и правой стороны, только в 8 лет, т. е. три года спустя после того, как он дошел до пользования этими понятиями со своей собственной точки зрения. Таким образом, повторим это еще раз, именно в 7—8 лет детский эгоцентризм подвергается значительному уменьшению (т. I, гл. I).
Что касается относительности левой и правой стороны между самими предметами, то она выявляется гораздо медленнее, и повторяем здесь, нужно избегать иллюзий, которые могут явиться на первых порах при расспрашивании детей. Таким образом вопрос 9-й (определить — находится ли монета налево или направо от карандаша) разрешается в 7 лет. (Около 70% уже в 6 лет.) Но само собой разумеется, что в подобных случаях ребенок судит о предметах попросту по отношению к самому себе. Взрослый тоже, конечно, судит по отношению к самому себе, и логики знают хорошо, что левая и правая сторона — это понятия, которые нельзя иначе определить, как принимая во внимание скрыто или явно положение своего собственного тела. Но разница состоит в том, что, имея перед глазами монету и карандаш, взрослый скажет, что монета налево от карандаша, в то время как ребенок просто скажет, что она налево. Оттенок не только словесный: он существенен с точки зрения логической, и его важность доказывается тем фактом, что ребенок до 11 лет не решает тест 11-й, как раз потому, что он не понимает выражения «налево от», когда речь идет об отношении между двумя предметами. Успешное решение теста 9 в 7 лет нисколько таким образом не доказывает, что относительность понятий левой и правой стороны приобретена по отношению к самим предметам. Следовало бы потребовать у ребенка (но это вопрос, о котором мы подумали только, приступив к классификации данных настоящей анкеты), чтобы он перешел на другую сторону стола после того, как он сказал, что монета налево от карандаша, и прибавить: «А теперь где монета, налево или направо от карандаша?» Было бы интересно проделать опыт еще раз, идя по этому пути.
Доказательством того, что понятие правой и левой стороны не относительно, может служить результат тестов 11-го и 12-го. Положив рядом три предмета и требуя от ребенка указать отношение между ними, принуждаешь его, действительно, открыть относительность понятий о положении. И в самом деле о ключе, находящемся между карандашом и монетой, нельзя сказать в абсолютном смысле — налево или направо. Он налево по отношению к монете и направо по отношению к карандашу. Ребенок, предоставленный самому себе, скажет, что этот ключ посредине; но у него ясно спрашивают: где ключ, слева или справа от монеты? Слева или справа от карандаша? Если ребенок не привык оперировать понятиями левой и правой стороны по отношению к самим предметам, то это выражение «слева от» ему покажется непонятным. Это и показывает опыт: этот тест решается только в 11 лет. В 9 лет его понимают еще всего лишь 15 % детей.
Этот 11-летний возраст важен для нас потому, что он отмечен окончательным усвоением понятий о правой и левой стороне, поскольку они относятся к самим предметам. Правда, тест № 12 удается лишь в 12 лет, но это запоздание легко объяснить: тест № 12 имеет ту же логическую структуру, что и тест № 11; но сверх того он требует запоминания данных и известную топографическую память (приходится судить о положении трех предметов, которые показывали лишь в течение полминуты). Ведь здесь дело идет о том, чтобы воображать отношения вместо того, чтобы их попросту констатировать.
Интересно отметить, что эти два теста 11-й и 12-й вполне подтверждают результаты, полученные ранее путем теста Берта, результаты, которые мы привели в гл. 11, §: «Юдифь светлее, чем Сюзанна, Юдифь темнее, чем Лили, какая из трех темнее — Юдифь, Сюзанна или Лили?» И в самом деле этот тест об отношениях цветов и наши тесты 11-й и 12-й имеют совершенно одну и ту же логическую структуру: они требуют сравнения промежуточного индивида с двумя крайними индивидами в группе из трех. Однако нас упрекали иногда, что мы пользовались этим тестом Берта (который требует большего усилия внимания даже со стороны взрослых), чтобы выявить явления, которые не зависят от психологии внимания, но от психологии логических отношений. На это мы отвечали фактами, показывая, что, когда ребенок достаточное количество раз прочел и перечел тест, когда этот текст запечатлелся в его мозгу и трудность внимания больше для него не существует, остается все же логическая трудность, а именно: необходимость понять, как девочка может быть в одно и то же время и светлее, чем другая и темнее, чем третья.
Теперь мы можем дать еще лучший ответ, чтобы доказать неспособность ребенка пользоваться логикой отношений. Это ответ, который нам подсказывают тесты 11-й и 12-й или по крайней мере один 11-й. С точки зрения внимания этот 11-й тест очень прост. Сначала вместо того, чтобы его высказать, его разыгрывают, т. е. ребенок имеет перед глазами предметы, и ему не приходится думать о 3 предметах сразу в течение всего испытания. Ему ставят шесть вопросов один за другим, и он на них отвечает отдельно: «где карандаш, налево или направо от ключа» и т. д. Однако этот тест имеет ту же логическую структуру, как и тест о цветах.
Полученные ответы оказались как раз эквивалентными ответам, добытым при помощи теста Берта. Прежде всего с точки зрения возраста тест Берта удается в среднем между 11 и 13 годами, если дать ребенку время подумать. Этот возраст отвечает именно возрасту, когда удаются наши тесты 11 и 12. Но аналогия особенно поразительна с точки зрения механизма ответов. Что касается теста о цветах, то софизм ребенка, говоря языком логиков, состоит в том, что он принимает отношения «более светлая, чем» и т. д. за суждение о принадлежности (Юдифь блондинка или брюнетка, Сюзанна блондинка, Лили брюнетка). В случае с левой и правой стороной происходит тоже самое. Ребенок заявляет, что монета справа, а карандаш слева. Но эти термины не относительны. А поэтому в тесте о цветах ребенок не знает, что ему делать с Юдифью: она в одно и то же время и блондинка и брюнетка. Так же точно в настоящем случае ребенок не понимает, что ключ (предмет, находящийся посредине) в одно и то же время лежит и налево от монеты и направо от карандаша. Он заявляет, что «ключ посредине». Если его принуждают уточнить свои слова и сказать, что ключ налево от монеты, то он скажет также, что ключ налево и от карандаша. Если начать с карандаша, то ребенок объявит, что ключ справа от карандаша, и на вопрос, где ключ, налево или направо от монеты, ответит, что ключ тоже направо. Короче, ключ находится в абсолютном смысле налево или направо или может быть в одно и то же время налево и направо. Ребенок не понимает, что ключ может быть просто слева от монеты и справа от карандаша. Читатель видит, что аналогия между тестом Берта и нашими тестами 11-м и 12-м—полная: эволюция понятий о правой и левой стороне так же сложна, как и эволюции других относительных понятий и повинуется точно таким же законам.
Какой вывод можно сделать из этих фактов? Соответствуют ли они объяснению, предложенному нами, т. е. сведению безотносительности детских понятий к эгоцентризму мысли? Кажется, что да. В этой эволюции понятия правой и левой стороны три стадии в высшей степени ясны: в первой — ребенок становится на свою собственную точку зрения; во второй — на точку зрения других и в третьей — на точку зрения вполне относительную, причем принимает во внимание самые предметы. Процесс таким образом совершенно тот же, как и при постепенной социализации мысли: сначала чистый эгоцентризм, потом социализация и наконец полная объективация. Замечательно, что эти три стадии определяются годами, точно соответствующими годами социального кризиса у ребенка: в 7—8 лет уменьшение эгоцентризма, в 11—12 лет — стадия правил и мысли, становящейся достаточно формальной, чтобы рассуждать со всех данных точек зрения. Мы увидим, что эти три стадии отмечают также три стадии рассуждения в собственном смысле слова: «трансдукцию», «примитивную дедукцию» и «дедукцию полную»; даже если придется на основании дальнейших исследований переместить несколько возрастную норму, то порядок, в какой стадии следует одна за другой, останется тот же. Впрочем, для общей психологии этот порядок единственно и важен.




Популярные статьи сайта из раздела «Сны и магия»


.

Магия приворота


Приворот является магическим воздействием на человека помимо его воли. Принято различать два вида приворота – любовный и сексуальный. Чем же они отличаются между собой?

Читать статью >>
.

Заговоры: да или нет?


По данным статистики, наши соотечественницы ежегодно тратят баснословные суммы денег на экстрасенсов, гадалок. Воистину, вера в силу слова огромна. Но оправдана ли она?

Читать статью >>
.

Сглаз и порча


Порча насылается на человека намеренно, при этом считается, что она действует на биоэнергетику жертвы. Наиболее уязвимыми являются дети, беременные и кормящие женщины.

Читать статью >>
.

Как приворожить?


Испокон веков люди пытались приворожить любимого человека и делали это с помощью магии. Существуют готовые рецепты приворотов, но надежнее обратиться к магу.

Читать статью >>





Когда снятся вещие сны?


Достаточно ясные образы из сна производят неизгладимое впечатление на проснувшегося человека. Если через какое-то время события во сне воплощаются наяву, то люди убеждаются в том, что данный сон был вещим. Вещие сны отличаются от обычных тем, что они, за редким исключением, имеют прямое значение. Вещий сон всегда яркий, запоминающийся...

Прочитать полностью >>



Почему снятся ушедшие из жизни люди?


Существует стойкое убеждение, что сны про умерших людей не относятся к жанру ужасов, а, напротив, часто являются вещими снами. Так, например, стоит прислушиваться к словам покойников, потому что все они как правило являются прямыми и правдивыми, в отличие от иносказаний, которые произносят другие персонажи наших сновидений...

Прочитать полностью >>



Если приснился плохой сон...


Если приснился какой-то плохой сон, то он запоминается почти всем и не выходит из головы длительное время. Часто человека пугает даже не столько само содержимое сновидения, а его последствия, ведь большинство из нас верит, что сны мы видим совсем не напрасно. Как выяснили ученые, плохой сон чаще всего снится человеку уже под самое утро...

Прочитать полностью >>




.

К чему снятся кошки


Согласно Миллеру, сны, в которых снятся кошки – знак, предвещающий неудачу. Кроме случаев, когда кошку удается убить или прогнать. Если кошка нападает на сновидца, то это означает...

Читать статью >>
.

К чему снятся змеи


Как правило, змеи – это всегда что-то нехорошее, это предвестники будущих неприятностей. Если снятся змеи, которые активно шевелятся и извиваются, то говорят о том, что ...

Читать статью >>
.

К чему снятся деньги


Снятся деньги обычно к хлопотам, связанным с самыми разными сферами жизни людей. При этом надо обращать внимание, что за деньги снятся – медные, золотые или бумажные...

Читать статью >>
.

К чему снятся пауки


Сонник Миллера обещает, что если во сне паук плетет паутину, то в доме все будет спокойно и мирно, а если просто снятся пауки, то надо более внимательно отнестись к своей работе, и тогда...

Читать статью >>




Что вам сегодня приснилось?



.

Юридическая консультация

бесплатная консультация юриста и адвоката

.

Гороскоп совместимости



.

Выбор имени по святцам

Традиция давать имя в честь святых возникла давно. Как же нужно выбирать имя для ребенка согласно святцам - церковному календарю?

читать далее >>

Календарь именин

В старину празднование дня Ангела было доброй традицией в любой православной семье. На какой день приходятся именины у человека?

читать далее >>


.


Сочетание имени и отчества


При выборе имени для ребенка необходимо обращать внимание на сочетание выбранного имени и отчества. Предлагаем вам несколько практических советов и рекомендаций.

Читать далее >>


Сочетание имени и фамилии


Хорошее сочетание имени и фамилии играет заметную роль для формирования комфортного существования и счастливой судьбы каждого из нас. Как же его добиться?

Читать далее >>


.

Психология совместной жизни

Еще недавно многие полагали, что брак по расчету - это архаический пережиток прошлого. Тем не менее, этот вид брака благополучно существует и в наши дни.

читать далее >>
Брак с «заморским принцем» по-прежнему остается мечтой многих наших соотечественниц. Однако будет нелишним оценить и негативные стороны такого шага.

читать далее >>

.

Рецепты ухода за собой


Очевидно, что уход за собой необходим любой девушке и женщине в любом возрасте. Но в чем он должен заключаться? С чего начать?

Представляем вам примерный список процедур по уходу за собой в домашних условиях, который вы можете взять за основу и переделать непосредственно под себя.

прочитать полностью >>

.

Совместимость имен в браке


Психологи говорят, что совместимость имен в паре создает твердую почву для успешности любовных отношений и отношений в кругу семьи.

Если проанализировать ситуацию людей, находящихся в успешном браке долгие годы, можно легко в этом убедиться. Почему так происходит?

прочитать полностью >>

.

Искусство тонкой маскировки

Та-а-а-к… Повеселилась вчера на дружеской вечеринке… а сегодня из зеркала смотрит на меня незнакомая тётя: убедительные круги под глазами, синева, а первые морщинки просто кричат о моём биологическом возрасте всем окружающим. Выход один – маскироваться!

прочитать полностью >>
Нанесение косметических масок для кожи - одна из самых популярных и эффективных процедур, заметно улучшающая состояние кожных покровов и позволяющая насытить кожу лица необходимыми витаминами. Приготовление масок занимает буквально несколько минут!

прочитать полностью >>

.

О серебре


Серебро неразрывно связано с магическими обрядами и ритуалами: способно уберечь от негативного воздействия.

читать далее >>

О красоте


Все женщины, независимо от возраста и социального положения, стремятся иметь стройное тело и молодую кожу.

читать далее >>


.


Стильно и недорого - как?


Каждая женщина в состоянии выглядеть исключительно стильно, тратя на обновление своего гардероба вполне посильные суммы. И добиться этого совсем несложно – достаточно следовать нескольким простым правилам.

читать статью полностью >>


.

Как работает оберег?


С давних времен и до наших дней люди верят в магическую силу камней, в то, что энергия камня сможет защитить от опасности, поможет человеку быть здоровым и счастливым.

Для выбора амулета не очень важно, соответствует ли минерал нужному знаку Зодиака его владельца. Тут дело совершенно в другом.

прочитать полностью >>

.

Камни-талисманы


Благородный камень – один из самых красивых и загадочных предметов, используемых в качестве талисмана.

Согласно старинной персидской легенде, драгоценные и полудрагоценные камни создал Сатана.

Как утверждают астрологи, неправильно подобранный камень для талисмана может стать причиной страшной трагедии.

прочитать полностью >>

 

Написать нам    Поиск на сайте    Реклама на сайте    О проекте    Наша аудитория    Библиотека    Задать вопрос юристу    Главная страница
   При цитировании гиперссылка на сайт Детский сад.Ру обязательна.       наша кнопка    © Все права на статьи принадлежат авторам сайта, если не указано иное.    16 +